?

Log in

No account? Create an account

January 15th, 2013

О Цифровом расколе

В марте 2012 года для обсуждения использования визуального языка цифрового пространство в физическом был введен термин «новая эстетика». В сентябре 2012 историк-искусствовед Клэр Бишоп написала статью под названием «Цифровой раскол» в 50-й юбилейный выпуск журнала Artforum об игнорировании технологического искусства, столь популярного в блогосфере, мировым арт-сообществом.

Мы предлагаем вашему вниманию перевод того самого эссе, вокруг которого до сих пор не прекращаются споры. Клэр Бишоп о современном искусстве и новых медиа…

Что случилось с цифровым искусством? Давайте перенесемся в конец 90-х, во времена, когда мы только создали наши первые почтовые аккаунты. С тем, как новые технологии меняли повседневную жизнь, не было ли всеобщего чувства, что изобразительное искусство также станет цифровым. Так или иначе, этого не случилось, даже несмотря на то, что цифровые медиа все-таки проникли в мир современного искусства. Большинство художественных произведений сегодня используют новые технологии на одной или нескольких стадиях своего производства, распространения или потребления: многоканальные видеоинсталляции, изображения, созданные с помощью Adobe Photoshop, цифровая печать, монтажные склейки (как нельзя лучше продемонстрированные в работе Кристиана Марклая «Часы» (2010)). Повсеместности этих форм способствует доступность аппаратных и программных средств для их реализации. Можно привести множество примеров произведений искусства, созданных в игровой среде Second Life (Чао Фей), использующих компьютерную графику (Милтос Манетас), видео из YouTube (Кори Аркэнджел), приложения для iPhone (Эми Силлман), и тому подобные.

Кэрол Боув, La traversée difficile, 2008, смешанная техника. Фото: Иво Фарбер (Ivo Farber)

Так почему же у меня складывается ощущение, что внешний облик и содержание произведений современного искусства остаются поразительно невосприимчивыми к труду и развлечениям, созданным цифровой революцией? В то время как художники используют цифровые технологии, многие ли из них задумываются о том, что значит мыслить через цифровую призму? Многие ли задумываются над тем, что мы переживаем и как дополняемся под действием оцифровки нашего существования? Мне кажется странным, что по пальцам одной руки можно пересчитать работы, решившиеся на риск разрешить эти вопросы: заигрывания Фрэнсис Старк и итальянских кибер-любовников в ее видео «Моя лучшая вещь» (2011); видео «Трогательная реальность» (2012) Томаса Хирчхорна, в котором на сенсорном экране пальцем руки лениво пролистывают ужасные образы покалеченных тел, изредка останавливаясь рассмотреть детали; искаженные видеосюжеты Райана Трекартина (наподобие «K-Corea INC.K (Раздел A» (2009)). Каждый из этих художников предлагает новый взгляд на способы общения и взаимоотношения, каждый формулирует нечто в тревожных колебаниях между близостью и расстоянием, характеризующей новый технологический режим, и предлагает оценить несоизмеримость между нашей физиологической жизнью и жизнью на экране, от которого нас уже не оторвать.

И эти исключения лишь подтверждают правила. Конечно, существует целый жанр искусства новых медиа, специализированной области, редко пересекающейся с мейнстримом художественного мира (коммерческими галереями, премией Тернера, национальными павильонами Венецианской биеннале). В то время, как этот раскол является без сомнения симптоматическим, художественный мир в цифровой век является главной темой этого эссе. И если взглянуть на современное искусство с 1989 года, когда Тим Бернерс-Ли изобрел Всемирную сеть Интернет, становится поразительно, как мало произведений ссылаются на способы, которыми формы и языки новых медиа дополняют наше восприятие, нашу историю, наш язык и социальные взаимоотношения.

Read more...Collapse )